23 октября 2018, вторник, 9:28
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

«Все в Борисове катится под уклон с какой-то дикой скоростью»

21

Откровенное признание борисовчанки.

Ольга Станевская, выпускница 15 СШ, ныне живущая в Минске, написала пост в Фэйсбуке, которым привлекает внимание к реальным проблемам архитектурного облика Борисова и реальным отношением к гражданам со стороны чиновников.

С разрешения Ольги этот пост опубликовали на сайте EX-PRESS.BY, заменив экспрессивные выражения автора многоточиями.

«Точно вам говорю, пока меня назначат мэром, город Борисов мне придется принимать не в стандартном для нашего времени кризисе, а начинать отстраивать заново. Потому что все в нем катится под уклон с какой-то дикой скоростью.

Каждый раз, когда приезжаю, не вижу не то чтобы позитивной динамики, я вижу, как аккуратный скучный город трансформируется в какой-то бл… Ростов 90-х. Все улицы забиты щитами с рекламой, а дома увешаны какими-то пестрыми вывесками и рекламой всех цветов и шрифтов мира.

Еще немного, и все мои антикризисные тезисы и парадигмы придут в негодность, и надо будет применять новые актуальные и возможно слишком жесткие действия.

В прошлый мой приезд меня до слез расстроила ситуация со сносом кинотеатра «Родина» — это как, если бы сейчас снесли «Победу» в Минске. Ведь это тоже было очень красивое здание с колоннами на главном проспекте, на его месте сейчас какие-то … строят бетонную … коробку, которую они будут разбирать зимой на морозе голыми руками, когда я стану мэром.

И этот же главный проспект, где стоял кинотеатр, застроен в таком же ансамбле сталинских домов, очень органичном и выверенным.

И тут смотрю, пошла такая мода — все квартиры на первых этажах стали оптом выводиться в нежилой фонд и делаться магазинами со всяким самым дешевым в мире барахлом. И одни колхозники эти магазины красят разными цветами, вешают какие-то х.. пойми какие вывески и облицовывают глянцевыми плитками до второго этажа, а вторые колхозники это подписывают.

И сегодня как проехала, у меня чуть глаза не сгорели от ужаса, и я решила наведать вторых, а именно власти, и выяснить, что же они такое творят с городом.

Для начала я заехала в райисполком. Думала, что там, как раньше, можно пойти по коридору и постучаться в дверь к какому-нибудь начальнику и посмотреть ему в глаза.

Захожу — и сразу рамка металлоискателя при входе, потом холл с какими-то бумажками на стенах, и сразу же охранник, турникет и милиционер. Что за Бен-Гурион вы тут устроили, спрашиваю, а сама даже не удивляюсь. Конечно, они отгородились от всяких криворылых граждан, потому что довели уже до края все.

Простите, спрашиваю у охраны, а где криворылым гражданам можно жалобу написать?

А вон, говорят, отдельный кабинет есть по обращениям прямо при входе, и я пошла в него. Захожу, а там три тети развели открытый огонь на блюдце и палят Бахур и очень довольно выглядят. Я говорю, жалобу хочу написать на архитектора города и всех остальных, или посмотреть им в глаза, а они мне так мимоходом с отмашкой: «Это не к нам, едьте в архитектурный отдел исполкома». И говорят: «Дверь оставьте открытой, а то нам тут дышать уже нечем».

Ну я и поехала к архитекторам.

Припарковалась, вышла, смотрю, выбегает девушка розовая и высокая, как нелепый солдат, в милицейской форме и кричит, чтобы я не ставила машину у входа. Там такое место пустое на всякий случай должно, видимо, оставаться на парковке — вдруг иностранный инвестор на «Майбахе», а там места не будет.

Зашла, дала паспорт, говорю, пропустите к главному архитектору, а она, отвечают, на больничном, идите к ее заму, в кабинет 11 дробь 1. Ну к заму, так заму.

Пришла, сидит человек в куртке и в бумагах. Я говорю, здравствуйте, хочу вам задать несколько вопросов. Являются ли дома по проспекту Революции памятниками архитекторы или истории, и какая … подписывает согласования на входные группы этих … магазинов?

А он так на меня: «Что, мол? А ну как идите, не мешайте мне!», и так ключ со стола взял и наступает на меня, чтобы меня за дверь отодвинуть и закрыться. Я говорю: «Вы ключи тут не хватайте, не дома, мол, и если не привыкли, что вам могут неудобные вопросы задать, не ведите себя по-идиотски, а постарайтесь, может поговорить, и вообще представьтесь, как ваше имя-фамилия.

А он, естественно, сразу занял мою любимую позицию «Ничэво я вам гаварыць не абязан, и выйдице, не мешайце работаць».

Я говорю: «Не хотите представляться, тогда я включу камеру и вас придется идентифицировать по видео вышестоящим инстанциям», и, чик, включаю запись. А он как вскочит тогда, выдернул из факса лист А4, закрыл им лицо и начал выбегать из кабинета в сторону охраны — такого наезда в его жизни, видимо, не было никогда.

Побежал быстрыми шагами в холл, я пошла за ним, он махнул на меня рукой охраннику. Престарелый пенсионер-охранник болтал с уборщицей, они вдвоем уставились в … и стали не знать, что делать, а Заместитель быстрыми шагами опять добежал до своего кабинета и быстро закрылся изнутри.

Ну, думаю, опять Гринуэй какой-то и еще хотела ему в замочную скважину покричать, как Бендер отцу Федору, но решила не унижаться, и пошла к охраннику просить совета.

И тот говорит, вы, мол, в приемную сходите, там есть секретарь, напишите там заявление. И я пошла к секретарю.

А там сидит милая улыбчивая женщина. Я говорю: «Хочу заявление написать, что вы тут Хургаду устраиваете из моего родного города?». А она выслушала меня, и говорит: «Я в Хургаде не была, у меня зарплата не позволяет», и начала давать советы, куда можно жаловаться, если я хочу, всякие там электронные обращения, и все время очень приветливо улыбается. Я говорю: «Вы что, на фенибуте что ли, женщина!», а она отвечает, мол, да ... этот ваш фенибут уже для меня, я на американском woman anti stress, вот это тема, мол.

Ясно, говорю, и поехала я электронные жалобы писать, и шла оттуда и увидела, как девушка в форме, как большой розовый солдат, выбежала к подъехавшей машине и грозно сказала не занимать места перед входом.

А потом я ехала домой и представляла, как всем им, всем, кто поставил хоть одну подпись, мы сделаем дома из этой плитки, они на ней будут спать и с нее есть, а днем, вместо саботажной работы за турникетами и спинами охраны, они будут ходить и носить по одному камню с той свалки, куда они вывезли наш кинотеатр, и строить его заново — только я стану мэром.

На фото: вот этот человек — это зам. главного архитектора города Борисова с листком бумаги, которым он от меня закрывался, просит защиты у уборщицы и охранника:

И пример входной группы, из-за чего меня подорвало:

К сожалению, входная группа в магазин на проспекте Революции — отнюдь не единственный пример «бережного» отношения к архитектурному наследию прошлого.